Собор Святых Петра и Павла / Мечеть Синан-паши / Фамагуста

Sobor-Petra-i-Pavla-Famagusta-mechet-sinan-pashaСобор Святых Петра и Павла (сейчас – мечеть Синан-паши) стоит через дорогу от Венецианского дворца практически в центре старой части города Фамагуста. Он является прекрасным образцом архитектуры 14 века, но незаслуженно остаётся в тени более известного собора Святого Николая.
 

Великолепный собор Святых Петра и Павла – это символ процветания Фамагусты при Петре I Кипрском (Пьере I де Лузиньяне, 1328 — 1369). Считается, что он был построен на деньги Симона Нострано (Нострано это не фамилия), сирийского торговца, который пожертвовал на него одну треть дохода от одной-единственной очень выгодной сделки с Бейрутом (в современном Ливане).

Тем не менее, не существует единого мнения по поводу того, когда была построена эта церковь и кому именно она была посвящена. История с сирийским купцом, который пожертвовал деньги на эту церковь, повторялась несколькими более поздними хронистами (16, 17, 18 века), но недавно профессора истории Филипп Планьё (Philippe Plagnieux) и Тьерри Сулар (Thierry Soulard) её опровергли. Структура здания свидетельствует о том, что оно было возведено около середины 14 века, но внутренняя отделка говорит о более позднем периоде. Уже Камиль Энларт в своём блестящем труде по истории архитектуры Кипра (1899) обнаружил стилистические различия с соседним собором Святого Николая, но всё равно приписывал внутреннюю отделку той же самой архитектурной «школе», то есть строительство – примерно к тому же периоду. Историк Джордж Эверетт Джеффри (George H. Everett Jeffery, начало 20 в) высказывал сомнения в том, что собор был посвящён Петру и Павлу, говоря, что он, возможно, был построен в более поздний период и назывался «собором Святого Николая». Бэзил Стьюарт (Basil Stewart, «My Experiences of Cyprus», 1908) также считал, что Энларт был обманут раннеготическими орнаментами, и что на самом деле это была православная церковь Святого Симеона, построенная в 16 веке.

В 1571 году, после захвата Фамагусты турками, все фрески и скульптуры в соборе были уничтожены, а витражные окна заложены. Свидетель всего этого, венецианский историк Паоло Парута (PaoloParuta, 1540 — 1598), так описывает эти события: «Он (Лала Мустафа) разрушил алтари и иконы Святых и совершил другие скотские и жестокие действия, за которые его ругали даже его собственные люди». К счастью, у завоевателей никогда не было намерений полностью уничтожить все следы религии покорённой цивилизации.

PeregrinationsСуществует свидетельство отца Стефана ди Лузиньяна (Stefano di Lusignano, историограф, конец 16 века) о том, что перед началом османского вторжения здание было «самым прекрасным и подобающего размера и очень величественной конструкции». Французский паломник Жан Палерн (Jean Palerne, 1557 – 1592) в работе «Peregrinations» наблюдал следующую стадию развития событий, когда город уже был захвачен, и собор превратили в мечеть Синан-паши. И он ничего не пишет ни об осквернении, ни о разрушении храма, что свидетельствует об относительно беспроблемном переходе её из одного состояния в другое.

После того, как собор стал мечетью Синан-паши, к её юго-западному углу был пристроен минарет (его верхняя часть разрушилась столетия назад и сейчас он не выше крыши). Синан-паша был адмиралом флота Османской империи приблизительно между 1550 – 1553 годами во время правления Сулеймана I Великолепного. Он умер в 1553 году.

При британцах в 1914 – 1934 мечеть Синан-паши использовалась как зернохранилище и даже получила неофициальное имя «пшеничная мечеть». В 1964, после получения Кипром независимости от Великобритании, сюда переехала администрация; после этого здесь была городская библиотека, а затем она стала местом, где собирались школьники, чтобы в тишине выполнять домашние задания.

Sinan-pasha-fasad-famagustaСейчас в соборе есть два входа, хотя первоначально их было три. Странно, что западный фасад собора Святых Петра и Павла не является ни самым богато украшенным, ни самым впечатляющим, каким он должен был бы быть в готическом храме. Он очень простой – всего три двери, самая правая из которых была сделана из окна в 1940 году. Все они сверху украшены простыми тимпанами (нишами над дверными проёмами). Первоначально к фасаду был пристроен деревянный нарфик – крытая галерея, где размещались люди, не допущенные внутрь храма. Северный вход в собор отделан намного лучше – в его портал встроены четыре мраморные колонны с венчающими капителями в виде листьев виноградной лозы, дуба, чертополоха и платана. На поясе, который стилистически перекликается с колоннами, но физически от них отделён, можно увидеть одни из немногих сохранившихся в городе лепных фигур людей (ислам запрещает их изображение в мечетях). Здесь можно увидеть сидящего Святого Михаила (без лица), который укрывает души праведников в своей ризе. Над капителем внешней колонны находится фигура ангела, стоящего на одном колене и держащего кадило. На перемычке над дверным проёмом есть три рамки, но от того, что в этих рамках было, не осталось и следа. Сверху дверной портал окаймлён декоративным фронтоном и между ним есть изображение трилистника, которое встречается и на других зданиях Фамагусты, подтверждая теорию о том, что здесь трудилась одна гильдия мастеров. Стилистически, этот портал очень похож на вход в католическую церковь Святого Георгия, что косвенно подтверждает версию о его создании ещё до строительства собственно собора Петра и Павла. В 1937 году археологи заложили два окна по обеим сторонам от входа, прорубленных турками, и срыли дорогу до того уровня, который был во время строительства собора.

На северной и южной стороне здание подпирают высокие опоры, которые частично берут на себя давление крыши на стены. Эти опоры, как и сами стены, необыкновенно толстые и крепкие, построенные, скорее всего, с расчётом на возможные проблемы. К южной стороне опоры были, вероятно, пристроены после двух землетрясений, произошедших в 16 веке. В результате, здание храма не оставляет то ощущения лёгкости, которое присуще французским готическим соборам того же периода.

Собор Святых Петра и Павла ориентирован по направлению восток-запад, где алтарная (восточная) часть символизирует положение головы Иисуса Христа на кресте и направление, откуда он вернётся в Судный день. Всю красоту собора можно оценить не по внешнему виду, а по тому, какой он изнутри. Собор этот симметричный со сторонами 27 х 17 метров, высотой около 20 метров. У него есть одна апсида (полукруглая выступающая часть) и два придела с малыми апсидами. Все они накрыты полукуполами. У собора один неф без крытой аркады и трансепта (поперечного нефа), два боковых придела и пять пролётов – точно также, как в православном соборе Святого Георгия, хотя здесь восточная сторона огорожена прямоугольной вытянутой пристройкой, которая, возможно, служила сокровищницей (она была перестроена в 1939 году).

В интерьере доминируют вертикальные линии, которые создаются колоннами, разделяющими храм на пролёты. От абака капителя каждой колонны вверх идут по три балясины (малые колонны), утопленные в стены, которые поднимаются до верхнего ряда окон, где разветвляются и переходят на потолок, подчёркивая архитектурные особенности крещатого свода.

Витражи узких стрельчатых окон были разбиты ещё в 1571 и их описания не сохранились. Затем они были заложены и вновь стали окнами лишь в 1939 – 1941 годах, когда британцы разобрали закрывавшие их камни и вставили стёкла и резные панели из гипсокартона, которые мы видим сегодня. Теперь эти окна не обладают таким символизмом, как в 14 веке, когда через витражи верхнего ряда окон проникал разноцветный свет, который символически воссоздавал небесный Иерусалим, украшенный драгоценными камнями. Свет является очень важным богословским понятием, поскольку Иисус Христос сказал: «Я есть свет мира; кто следует за мной, не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни». К большому западному окну первоначально внутри подходила деревянная галерея из платана, которая держалась на каменном карнизе и она, возможно, даже продолжалась снаружи храма, ведя в Венецианский дворец.

На полу храма Святых Петра и Павла в некоторых местах сохранилась оригинальная кладка из маленьких треугольных кусочков чёрного и жёлтого мрамора, но большая его часть покрыта современными досками. Под ними Энларт обнаружил и зарисовал одну гробницу, тогда как Джордж Джеффри открыл ещё две, которые, как он считал, относятся к 14 веку. На одной из них есть изображение рыцаря и слово PREVOST, а на другой – полулев на задних лапах (морда стёрта).

Штукатурку, нанесённую в 1571 году, удалили со стен только британцы в конце 30-х годов 20 века. Оригинальная роспись практически не сохранилась. Очень слабо на западной стене к северу от окна видно изображение морского судна. Хотя и сильно повреждённая, видна носовая часть корабля с бушпритом (дерево, выступающее вперёд с носа) и некоторые детали оснастки. Корабельная тема неоднократно повторяется в храмах Фамагусты, особенно на апсидах православного собора Святого Георгия, где на фресках со Святыми были нацарапаны корабли (вероятно, это было сделано моряками во время упадка города). Высоко на северной стене есть еле различимая фреска, которая пока что никем не изучалась. Это сцена с полуобнажёнными фигурами людей. Один из них выглядит мёртвым и как будто бы поддерживается бородатым главным персонажем в богатом головном уборе и просвечивающем широком одеянии, закрывающим лишь грудь и бёдра. Третья, сильно повреждённая, фигура с поднятой левой рукой, сидит и внимательно смотрит вниз, как бы на прихожан, а четвёртый человек сидит в самом левом краю фрески. В этой композиции на самом деле было намного больше людей, но они настолько плохо сохранились, что сейчас трудно оценить даже то, сколько их было изначально. Фреска практически бесцветная и неясно, был ли это незаконченный набросок, или же предварительный рисунок перед началом работ над более полной, детализированной фреской. Идущее сейчас исследование с большой долей уверенности говорит о том, что это была синопия – набросок красно-коричневым мелом, на основании которого должна была писаться фреска, и здесь ,возможно, изображена история сорока Севастийских мучеников.

Под вторым рядом опор с южной стороны находится гробница, в которой покоится Йирмисекиз Мехмед Челеби (YirmisekizMehmed Çelebi) – известный дипломат, который работал в турецком посольстве в Париже в 20-х годах 18 века, и умерший в Фамагусте в 1732. Он получил прозвище «двадцать восьмой», поскольку в молодости служил в двадцать восьмом янычарском батальоне.

За опорами находится ещё одна гробница, вероятно, в память обо всех погибших янычарах.

Сейчас в этого собора-мечети ведутся реставрационные работы, после которых здесь планируют устроить музей.
 

Достопримечательности поблизости: Венецианский дворец, мечеть Лала Мустафа паша, церковь Святого Франциска, церкви-близнецы
 

 

Полезная информация о соборе Святых Петра и Павла в Фамагусте, Северный Кипр

Местоположение:

Центр старого города; через дорогу от Венецианского дворца; недалеко от мечети Лала Мустафа паша
 

Как добраться:

На автобусе доехать до автостанции İtimat, откуда войти в старый город, и, углубляясь по диагонали в него по самой широкой улице, можно дойти до собора
На такси или автомобиле
 

Адрес:

28 Mehmet ÇelebiSk, GazimağusaCyprus
Кипр, Фамагуста (Газимагуса), улица 28 Mehmet Çelebi
 

Название на турецком:

Sinan Paşa Camii
 

Название на английском:

Saint Peter and Paul Church
 

Время работы:

Неизвестно (закрыт на реставрацию)
 

Телефон:

нет
 

Сайт:

нет
 

E-mail:

нет
 

Координаты:

35.124006,33.940449 (вставьте эти координаты в строку поиска карт гугл и увидите реальное положение собора Петра и Павла)
GPS: 35°7′26.42″N, 33°56′25.62″E
 

Цена входного билета:

Неизвестна
 

Понравилась статья? Кликните на +1 и сообщите об этом автору!



 

Статьи на ту же тему:

Церковь Святого Николая (14 в) / Фамагуста
Церковь Святого Пояса (14 в) / Фамагуста
Гробница и музей Канбулата в Фамагусте
Монастырь Святого Варнавы и археологический музей (9 в., 18 в.) / Фамагуста
Некрополь Саламина и королевские гробницы (8 в. до н.э. — 4 в. н.э.) / Фамагуста
Несторианская церковь (1360) / Фамагуста
Церковь Святого Симеона (12 в) / Фамагуста
Погода на Кипре